_mamuda_ (_mamuda_) wrote in kupolgrom,
_mamuda_
_mamuda_
kupolgrom

Воспоминания Смита-Сказителя


Воспоминания Смита-Сказителя
28 сентября 75 года от Катастрофы

Тетушка поручила мне записать историю. «Для будущих поколений», как она выразилась.
— Поспрашивай у стариков, тех, кто родился до катастрофы. Чтобы они был поразговорчивей, получишь на складе сигареты из НЗ. Распоряжение я уже дала.
— А что это?
— Понимаешь, раньше люди курили их…
— Чего?!
— Такая травка, которую скручивали в трубочку, поджигали и вдыхали дым.
— Гм… а зачем?
— Ладно, потом расскажу. Твое дело – записать.

К кому идти – сомнений не было. Конечно, к старому Тому. Говорили, что ему лет 75, а то и больше. Руки у него тряслись, ничего делать он уже не мог, но рассказывал столько интересного….

Тома я нашел в мастерских. Как всегда, в центре внимания. Покрикивал на молодых, что-то рассказывал мастерам.
— Сэр… можно вас?
— Чего надо?
— Видите ли, мне Тетушка приказала записать историю….
— Историю? Я знаю много историй…
— Вы меня не поняли. Не историю, а Историю. Чего там было после Катастрофы?
— А-а... понятно. Ну ладно, пошли ко мне.

Жилище Тома – прямо музей. Куча всякого докатастрофного барахла. На стенке висела цветная картинка с девушкой в непонятной одежде, на картинке надпись — “мисс апрель 2008”. Видимо, тогда было заведено, чтобы у каждого мужчины на стене висела картинка с девушкой.
— Это Вам от Тетушки, — я протянул ему бумажную коробочку в блестящей упаковке с надписью «Счастливая забастовка» в кружочке.
— Вот это да! — Он раскрыл ее дрожащими руками и достал из нее бумажную палочку. — Не ожидал. Надо же.
Он вставил в рот палочку одним концом и поджег другой. Сделал вдох и с улыбкой закашлялся.
— Давно забытый вкус. М-м-м-м, — он сделал еще один вдох и выпустил облачко дыма. — Так с чего мы начнем?
— С самого начала… Отчего разразилась Катастрофа?
— Трудно сказать что-то определенное. Говорят, политики что-то не поделили. А тогда принято было у людей размахивать оружием перед носом соседей и указывать, что им делать. Наверное, нарвались на не тех соседей. А может, действительно это было карой Господа, как утверждает преподобный Берт. Я был далек от всего этого. Я делал свою работу…
— Простите, а кто такие политики?
— Скажем так… Кучка идиотов у власти, которым так не терпится облагодетельствовать весь мир.
— А что дальше было?
— Я тогда работал на секретной военной базе…
— Вы работали на военных?!! – Наконец-то я услышал от Тома хоть одно знакомое слово! – Вы были ихним слугой? Или пленником?
— Ха-ха-ха! Да нет, я сам был военным техником. Тогда слово «военный» не было ругательством. Кто-то их ругал, но не все, далеко не все. Мы просто выполняли свою работу. Мы знали, что занимаемся чем-то важным. Хотя я иногда задумываюсь — может и не нужно это все было? Так вот, когда обрушился первый Удар, нас спасла лейтенант Джонсон. Она стала впоследствии первой Тетушкой.
— А почему ее назвали Тетушкой?
— Понимаешь, она росла сиротой. И поэтому ей хотелось, чтобы у всех детей была семья. А мы часто подбирали беспризорных детей. Они ее звали просто – тетя Джиллиан. Ее это приводило в дикий восторг. Каждый свободный час она тратила на детей. Они ее любили. Ну, а мы прозвали ее Тетушка. Так и пошло. С тех пор нами и правят Тетушки.
— А как вы спаслись?
— Она была старшим офицером охраны. и выполняла свой долг до конца….
— Тетушка была военным?!
— Ты меня слушаешь вообще?! База у нас какая была? Военная! Да не кривись ты. Были и хорошие военные. Вот, например, скажи: наши охранники – хорошие или плохие?
— Конечно, хорошие. Они же нас защищают от набегов.
— Вот видишь. И Тетушка тоже занималась охраной. Так вот, наша база была на юге. Там, куда сейчас запрещено ходить. Там еще может радиация оставаться…
— А что такое эта ради…акция?
— Ну как тебе объяснить… Это…гм… нейтроны-электроны все равно не поймешь…Ну хорошо, вот ты видел ядовитую воду? А теперь представь, что все вокруг такое ядовитое: вода, воздух, земля, здания, машины… Люди там умирают очень быстро. А если не умирают, то у них дети рождаются со всякими отклонениями. Понимаешь?
Я кивнул, хотя, признаться, не особо понял. Хотя похоже на правду, ведь на юге Проклятая Земля.
— Так вот, мы собрали самое необходимое и поехали на север. Сначала ехали окольными путями, мимо населенных пунктов. Но горючее подходило к концу. Решили свернуть на заправку. Там-то нам и повстречались первые гражданские. Кругом царила анархия…
— Что?
— Ну анархия – это когда каждый сам за себя. Понятно?
— Угу…
— А потом нам стали попадаться банды мародеров…
— Кого?
— Мародеры – это люди, которые грабят других. Словом, мы поняли, что нашего государства больше не существует. Это был последний удар. В один миг стало все как-то… тускло, что ли… бессмысленно… Тогда Тетушка собрала нас и высказала все, что она думала про всяких там слюнтяев и пораженцев. Мол, если кто-то считает, что жизнь кончена, он может валить куда хочет. А лично она собирается выжить. И если найдутся те, кто пойдет с ней, то она о них позаботится. И она привела нас туда, где мы сейчас с тобой сидим и разговариваем...

Он рассказывал интересные вещи. Про то, как они отбивались от мародеров. Про вспышки каких-то жутких болезней. Про то, как они нашли место, которое тогда называлось просто Город, а потом превратилось в Город Обмена.
Я ловил каждое его слово. Многого не понимал, но все старательно записывал. Для будущих поколений, как сказала Тетушка.
Увы, Том не пережил зиму того года, 53 года от Катастрофы….
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments